как отправить заявку на кредит во все банки
онлайн заявка на кредит наличными.

Обычные правила изображения простых фигур известны практически всем людям. И лишь немногие из них обращают свое внимание на боковые грани поверхности креста. Но в символике, незначительных вещей – не бывает. Любой пустяк: точка, черта и даже характер линии, не появляются случайно, и, тем более, случайно не удерживаются. Особенно в церкви. Прежде чем перейти непосредственно к особенностям некоторых изображений, освежим в своей памяти самые рядовые примеры взаимодействия света и тени.

Обычный плоский крест становится объемным, как только у него появляется тень. Которая, в свою очередь, совершенно ясно указывает место, даже не изображенного, источника света.

При условном (в жизни, столь правильных границ света, практически не бывает) изображении тени у ограненного креста, совершенно очевидны только прямые направления: снизу, сверху и с боков. А при освещенности под углом (45о) – требуется уже некоторая сообразительность.

Нечто похожее происходит и при изображении головного креста (крестчатого нимба) Спасителя. Правда с одной существенной разницей – на нём не бывает теней. Что говорит само за себя – он светлый (светящий, свет, источник света). Соответственно и его видимые грани определяют не столько его собственное (установленное, постоянное, изображенное) положение, сколько положение того, кто на него смотрит. То есть, какое бы место в храме не занимал смотрящий, как бы ни перемещался, его место, перед Его лицом, всегда будет – одним и тем же. Но перед разными иконами – разное.

 

Когда на кресте не видно граней, это значит, что смотрящий стоит (находится) прямо и на уровне (одного роста) перед Его лицом.

 

 

Когда смотрящему видны только нижние грани Его креста, это значит, что он стоит прямо перед Ним и ниже Его.

 

Если видны нижние и верхняя правая (от смотрящего) грани креста, то смотрящий всегда будет ниже, но все-таки «удерживаемым» (левым), перед Его лицом. Такое расположение видимых граней Его главного (головного) креста, является самым распространенным в иконографии русского православия и имеет собственное имя: «удерживающий», а что, кого и где, понятно и так.

 

Изображение, на котором видны нижние и верхняя правая (от смотрящего – левая) грани, видимо следует считать одним из самых редких и очень оптимистичным. Поскольку каждый стоящий перед ним человек является «правым» (правильным, правильно действующим). Чего, в обычной жизни, не наблюдается, т.к. все люди - разные.

 

 

Изображение двух граней, каждой видимой стороны креста, говорит смотрящему, что он не только стоит прямо перед Ним и на уровне Его лица (как и при не изображенных гранях), но для него открыты (не скрыты) все грани (стороны) Его креста.

 

 

 

И, наконец, то – «чего не может быть», или хотя бы – «не должно быть». Это изображение, недопустимой ни для кого из живущих на Земле, точки зрения – «верхоглядства», на Его крест. Поскольку никто, не выше Его.

Разобравшись с гранями головного креста Спасителя, было бы неправильно не обратить внимание и на его форму (строение), которая, изменяясь, изменяет и свое имя (значение).

Наиболее распространенной формой соединения (=символики) головного знака Спасителя, является равносторонний крест, вписанный в круг (знак положительности; +; плюс). Который, соответственно, читается как «сфера добра», т.е. сфера (круг) несущая (содержащая) в себе этот видимый знак.

 В связи с тем, что одна из сторон 4-х конечного креста всегда находится за (закрыта) головой Христа, то определить имеющуюся форму знака можно, лишь мысленно продолжив его видимые прямые линии. Мысленное продолжение границы сферы (круга), позволяет определить длину закрытой стороны.

 

Например,  достаточно ясно определяются усвоенные Ему отпечатки (типы) крестов: «Человеческого» и «Св. Петра» (т.е. «Светлого Камня»).

Так же, как достаточно ясно видна и нехватка одной стороны креста, которая не позволяет называть (именовать) фигуру в круге – «крестом».

Разумеется, что возможности боковых граней креста,  вышеприведенными и весьма простыми примерами, не исчерпываются. При появлении нескольких дополнительных признаков, т.е. знаков меньшего размера, находящихся при знаке большего размера, их взаимное действие проявляется (прочитывается) не сразу. А когда основной знак сопровождается и несколькими символами, которые взаимодействуют и между собой, то «прочтение» перерастает в «просчитывание». Для наглядности рассмотрим два образца из западноевропейского средневековья.

Обстоятельства появления этого рисунка и изображенные знаки говорят о том, что перед нами пророчество, выраженное в очень краткой (нарисованной) форме. Такой вывод складывается из следующих признаков. В XII веке (рисунок 1180г.) геральдический герб мог принадлежать только потомственному дворянину (наследнику известного земного /европейского/ рода по крови), каковым, насколько известно, Спаситель не был, он не говорил об этом сам, и не упоминают его ученики. Спаситель никогда не предлагал телесных наказаний плеткой и розгами, а именно эти знаки несет на голове (его главные признаки) человек, показывающий не свое лицо, а ткань (материю, материал) с всесторонне закрепленным (временем, традицией) образом Христа. Главным признаком головы неизвестного человека, является светлый крест человеческой доброты с железно (гвоздями) обозначенной высотой (от верхней грани) правильных (действующих) и удерживаемых (правая и левая стороны /концы/ креста) действий. При столь же железно соединенном (пробитом) переходе от теневой удерживаемой стороны (грани), к ведущей светлой стороне, расположенном в основе (начале, нижней части и основном столбе) его креста. Окружающая нас жизнь вполне определенно подтверждает, что за прошедшие 800 лет, этот человек всё еще не найден и следовательно, перед нами - пророчество. К тому же с непереведенной на русский язык подписью.[1] В слове «Иисус» содержится в сокращенной форме, как первая буква «И», слово «Иегова» – сущий, существующий[2], по традиционной записи иудейской грамматики. Вся подпись к рисунку (комментарий) читается как: извещающий (=геральдический), наследуемый знак (=герб), возвышенного (=господа), нашего, существующего (=И), спасителя (=исуса), помазанника (=христа).

 

Второй рисунок[3] показывает сдвоенные (двойные) грани. Но не всего креста, а только его верхней части, которая, начинаясь на уровне действий (рук), возвышается до «Т» образного окончания, которое (хоть и похоже) не является дощечкой (табличкой) с именем Спасителя, т.к. нет и намека на надпись. Зато есть целый ряд косвенных указаний (признаков) к пониманию этой фигуры. Знак Т – слово «тело», оно «двусоставное», находится между (золотым, красным) солнцем и (серебряной, голубой) луной – между двумя светилами (светами) и повторяет форму хитона, одетого на Христе. Замена светил, на их знаки, так же расположенные, дают ту же фигуру – не шитую рубаху (хитон) из света.

 

 

 

 

 

 

[1] М.П. Холл "Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии", Т. 2, Новосибирск, «Наука», 1992, С. 300.

[2] «Боги и люди древнего мира», краткий словарь, М., «Евгений», 1994, С. 84.; Библейская энциклопедия, репринт, М., «ТЕРРА», 1990, С. 318.

[3] Н.В.Покровский "Евангелие в памятниках иконографии", С.П-б.,1892, С. 339.

 

 

 

 

 

 

 

Back to top