как отправить заявку на кредит во все банки
онлайн заявка на кредит наличными.

«Крест наперсный, носимый на персях (на груди), под одеждой или поверх ее, на шнуре или цепочке, надетых кругом шеи. Виды его:

1) Крест, даваемый каждому православному христианину при крещении; носится обыкновенно прямо на теле, почему и называется тельным крестом или тельником; бывает или металлический, или деревянный (особенно часто – кипарисный). Тельные кресты – единственный предмет из области православного религиозного культа, который разрешено свободно выделывать и продавать с вольного торга»[1].

Разумеется, что все виды форм и материалов, применяющихся для изготовления нательных крестов, перечислить невозможно. Но некоторая ясность в этом вопросе необходима, т.к. священникам, совершающим таинство крещения, приходится видеть самые разные тельники. И принимать решение, соответствует или нет данная форма креста православной традиции, приходится самостоятельно, т.е. руководствуясь собственным опытом и пониманием, который не всегда бывает достаточен и у профессоров богословия. А что касается производителей крестов - мастеров, то им это знание нужно более других.

 

Материал. Сегодня трудно представить себе те названия материалов, из которых нашими современниками изготавливаются нательные кресты. Все виды природных камней: от драгоценных до булыжника. Все виды природной растительности: от древесины до сплетенной травы. Все виды металлов: от чистых до сложных сплавов. А так же из пластмассы, кожи, кости, стекла и т.д., т.е. практически - из всего. Тем не менее, в православной традиции, определенные материалы связываются с деятельностью лица, носящего тельный крест – как «свой» крест, т.е. крест качества своего жизненного пути, своей судьбы. «Золотой крест – это царский крест, самый тяжелый. Серебряный крест – это крест всех тех, кто властью облечен, - пастырей Церкви Божией, крест ближайших слуг царевых. Медный крест – это крест всех тех, кому Бог богатство послал. Железный крест – это крест людей военных. Каменный крест – это крест людей торговых. Деревянный крест – самый смиренный. Господь дает каждому крест по его силам, - сколько кто может снести»[2]. /Из «Троицких листков». № 420/. Само собой разумеется, что эту традицию соблюдают только те, кто о ней знает и желает ее продолжения. Крест сделанный из одного материала – «цельный».

Место для ношения. Нательные кресты носятся на тесьме или цепочке, которые, в большинстве случаев, надеваются на шею через голову. В зависимости от величины головы, размеров шеи, роста, возраста и воспитания крещеного человека, крест может быть расположен на его животе (выше пояса), сердце или у горла (т.е. с застежкой). Обыкновенно тельный крест находится в области сердца, что говорит о том, что крестом «освящается сердце». Если ниже – «освящается жизнь» (на славянском языке слово «жизнь» – это «живот»), если выше сердца – «освящается дыхание» (дых), выше - «освящается голос» (горло). И еще: некоторые первохристиане носили изображение (татуировку) креста на лбу, видимо освящая свои мысли.  Кому что нужнее, о том и беспокойство. «О возложении креста на выю и перси крещаемых в древние времена можно заключать из общего благочестивого обычая первых христиан всюду иметь при себе и употреблять крест для освящения себя»[3]. Точное определение значения вещи, зависит от места для ее постоянного ношения. Все вещи, которые не могут носиться по другому, т.е. без опоры на шею (галстуки, бусы, орденские знаки и т.д.), являются - «ошейниками». А носить на шее знак Небесного Отца, намного почетней, чем носить ошейник с именем (этикеткой) модного портняжки или со знаком (символом, орденом) негодного правителя. В Британии, представители древних родов, не стесняются свою службу государству /монархии = короне/ изображать в виде короны с цепью, надетой на шею животного, обозначающего этот род. Ленты, тесьма, шнуры, цепи, цепочки – передают смысловой механизм связи знака и носящего, отвечая на вопрос: чем связаны ? Если церковной славой, то это цепь (последовательная связь многих однородных и крепких звеньев) из благородного металла – золота. Если церковной службой, то серебряной цепочкой. Если связь «железная», то цепочка – стальная. Если прочная, но мягкая – медная. Ленты и тесьма из шелка – «прочно сотканы с крестом» . Кожаная тесемка – связаны «кожей» (срослись). Плетеная – сплетены, витая – свиты (скручены). Если тесьма черная, то связь – земная; если белая – чистая /светлая, святая, ясная/; если красная – связано жизнью и т.д.  «Этот обряд (возложение нательного креста на новокрещенного) не описан в Требнике, но совершается согласно древней традиции Русской Православной Церкви»[4].

Размер. Выбор размера нательного креста – дело личное. Каждый человек определяет необходимость своего выбора – по собственным представлениям и меркам, но так бывает только в тех случаях, когда происходит крещение достаточно взрослого и самостоятельного человека. За младенца этот выбор производят его собственные и крестные родители. Тельники, пригодные (по своим размерам) как для младенцев, так и для взрослых людей, обычно невелики: от 25 мм высоты и 18 мм ширины до 30 мм высоты и 21 мм ширины (высота – без учета «ушка»). Поскольку человек проходит с таким крестом через всю жизнь, то и условное название (имя) креста должно быть соответствующим – «постоянный». Кресты меньших размеров, обычно называются «детские», т.е. изначально предполагают  замену креста после времени детства. И когда такое время подходит, то любой новый крест становится – «выбранным», вне зависимости от размера, как и при крещении взрослого человека, так и при замене утраченного.

Основные типы. В православии нет узаконенных ограничений на тип (отпечаток) тельного креста, но русская традиция не использует тип креста умножения (или Св. Андрея) – в качестве основной формы. Так же как и перевернутый тип человеческого (т.е. повторяющий соотношения размеров человеческого тела) креста (или Св. Петра). Так же как и тип креста Богородицы (или грузинского). Таким образом, в качестве основы для православных нательных крестов остаются три типа: равносторонний крест положительности (или греческий), прямостоящий человеческий (или латинский) и редко, крест перехода (как греческий, но с одной укороченной перекладиной; он же - просфорный).

Особенности основных видов. «Древность почитания креста» восходит во времена ветхого завета, в котором он с благоговением изображаем был пророчески, как знамение спасения, как орудие силы, победы, врачевания /…/ и жизни[5].

Формы нательных крестов преследуют две (сугубо) практические цели, одновременно. Т.е. осуществляют общеизвестный врачебный принцип (начало) «Не навреди». Это значит, что в форме крестов отсутствуют такие части, которые способны царапать, резать и цепляться за человеческое тело. Это так же значит, что крест Христа не может принести человеку даже мелких ранений. Поэтому, в подавляющем большинстве случаев, отсутствуют не только действительно острые окончания сторон тельного креста, но и острые, резкие линии изображаемые на его поверхности. А появление крестов с заостренными четырьмя окончаниями (стреловидный) или с одним заостренным нижним окончанием (Св. Якоба/Иакова) крайне редки и свидетельствуют о западноевропейском влиянии, подражании. Что касается заострения верхнего окончания креста, то такая форма не противоречит безопасному началу, т.к. с этой стороны находится защищающее от травм ушко для тесьмы (цепочки).

Еще одна особенность в традиции русского православия – не носить «русский» крест, то есть крест такой же формы, как восьмиконечный наперсный крест священников – с выступающими за пределы тела креста окончаниями скошенной перекладины. Объяснений такому постоянству может быть два: уважение к знаку священнического сана или желание избежать неправильного поворота креста, т.к. у нательного креста обычное ушко не предотвращает вертикальных поворотов креста, в отличие от специальной скобки священнического. После такого поворота крест видится с «неправильной» стороны, т.е. с той стороны, с которой входа в церковь нет (если смотреть на крест такой формы, установленный на храме). Поэтому  нательный крест с выступающей скошенной перекладиной говорит об удаленности человека, носящего (изготавливающего) крест такой формы, от русской земли, когда «русскость» формы становится важной в окружении иных языков и инославных вероисповеданий. Такое оформление креста свидетельствует о принадлежности к русской православной церкви, находящейся за ее земными рубежами – за границей русской земли, например, русской православной церкви другого континента – Америки, Японии и т.д.  На русской земле – такой необходимости нет, т.к. мы – в доме русского православия.

 

 

Видовые группы. Нательные кресты представляют собой самый обширный слой народно-церковного творчества. Попытка, подсчитать приблизительное количество их видов, представляется практически невозможной. Но общий подход к их классификации – достаточно прост. Потому что, вне зависимости от размера и толщины, они имеют две изобразительные поверхности: лицевую (аверс) и личную (реверс) стороны. На лицевой (внешней, видимой возможному зрителю) стороне чаще всего изображаются знаки, позволяющие определить ветвь вероисповедания, т.е. принадлежность к западной (католической), восточной (греко-русской) или иной церкви, признающей ношение нательного креста (напр. армянская и грузинская).

Однако существуют и такие кресты, ношению которых не препятствуют церкви многочисленных христианских исповеданий. Обе стороны таких крестов сплошь занимают изображения, представляющие различные события и лица – из Евангелия (Нового завета). В русской православной традиции о подобных крестах говорится, что они покрыты «клеймами с праздниками»[6], т.е. «Сретение», «Вход в Иерусалим»,

 

 «Сошествие во ад», «Вознесение», «Троица» и др. Вследствие этого, любая видимая сторона креста может быть – лицевой, а сам крест – «общехристианским», но встречаются они, не часто, по-видимому из-за трудоемкости изготовления. Это - первая группа.

К другой группе можно отнести особо редкие (в настоящее время), виды нательных крестов. Это кресты из дерева, металла, камня и т.д. (сплошные), не имеющие, кроме собственной формы, никаких дополнений – ни нанесенного рисунка, ни написанных букв. Такие кресты наиболее точно передают понятие «свой крест», что не противоречит ни словам Христа: «…и возьмет крест свой и по Мне грядет» (Мф. 16, 24), ни православной традиции[7]. Но в этой связи изменяется до однозначности имя креста – «христианский», т.е. христианина, а не «Христа». Это вторая группа крестов, без изображения на оборотной стороне. Все остальные нательные кресты, без особых трудов, определяются по их лицевой стороне.

Третьягруппа нательных крестов самая распространенная в нашей православной современности. На лицевой стороне креста изображено Распятие, т.е. Распятый Спаситель – его человеческое тело. Наиболее известными признаками православного Распятия, являются: расположение головы и ног Спасителя. Голова Христа может изображаться прямой или склоненной в правую (от зрителя – в левую) сторону. Открыты ли Его глаза или закрыты – безразлично. Не соответствует преданию и традиции – наклон головы в другую сторону. Ноги Христа, по церковному преданию и в русской православной традиции, изображаются прямыми или слегка согнутыми – безразлично. Ступни ног – рядом, но раздельно, в каждой ступне по одному гвоздю. Из-за малых размеров нательных крестов, гвозди часто не изображаются совсем. Не соответствует преданию и традиции – наложение ступней одна на другую и их соединение одним гвоздем.  Также не соответствует православной традиции – ношение на теле только фигуры (тела) Христа, без крестовой основы (фона), что обычно для некоторых латиноамериканских стран.

Будет ли тело Христа изображено прямым или слегка изогнутым – безразлично. Будут ли пальцы рук выпрямлены или подобранны – безразлично. Будут ли руки расположены по середине ширины перекладины или будут сходить с нее вниз, к ослабшему телу – безразлично. Эти признаки естественны и не являются ошибкой.

Четвертаягруппа, на лицевой стороне имеет изображение Креста (или нескольких крестов, без Распятия). То есть, по существу, второй крест поверх креста составляющего основу, является дополнительным (вторым) признаком основного (большего) креста.

Пятаягруппа, на лицевой стороне имеет одно/несколько изображений (образов или других знаков), без Распятия и (дополнительного) Креста.

 

 

Шестаягруппа имеет на лицевой стороне «узоры», т.е. какое-либо нанесенное орнаментальное изображение. К ней же следует отнести и кресты, с основой из разных материалов, украшенные драгоценными (и иными) камнями, т.к. их вид бывает не менее «узорным».

 

 

К седьмой группе следует отнести «исключения», т.е. неправильные для христиан виды крестов: поднята другая сторона подножия; поднята другая сторона сидения (?); один гвоздь между ступней; левый наклон головы; распятие на кресте Богородицы (!!!).

Каждая (3,4,5,6,7) группа может подразделяться по своей оборотной стороне.

 

Первая оборотная сторона – не имеет ни рисунка, ни надписи. В древности такие кресты были естественны, т.к. кустарное литье не позволяло иного. Для сегодняшнего дня такой вид несколько устарел, но не является «неправильным», как и для наших предков.

 

Вторая оборотная сторона – имеет только надпись (текст молитвы; слова: Спаси и Сохрани и др.).

Третья оборотная сторона – имеет только изображение: образов (Богоматери, Креста, ликов Святых сил и Святых людей) или орнамента.

 

 


Четвертая оборотная сторона – «сложная», т.е. составлена (сложена) из надписи и изображения образов (т.е. 2+3 признаки оборотной стороны) или надписи и орнамента, или образов и орнамента.

Как видно, подобная систематизация - по внешнему виду, не учитывает всех возможных более мелких признаков, но для больших собраний (личных или музейных) и быстрого определения вида, вполне достаточна. Тем более что вид и время (хронология), вид и место (география) - нередко совпадают.

 

Обычными знаками можно считать знаки разного вида, но одинаковой основы, которые достаточно часто встречаются.

Среди надписей такими являются: IС  ХС (ИС  ХС; IИС  ХС; ИИС  ХС; IСЪ  ХСЪ) – Иисус Христос. Надпись обычно помещается на разных сторонах поперечной (большой) перекладины креста. При изображении на основе креста тела Спасителя, Его креста или креста с распятым Спасителем, эти буквы помещаются у его ладоней – рядом, выше, ниже или по раздельности (например: I– над рукой, а С – подней). Необходимость такой надписи очевидна, – она разъясняет, чей крест или чьё тело мы видим.

INЦI (IНЦI) – В Евангелии от Иоанна говорится: "Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: "Иисус Назорей, Царь Иудейский." ... и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски." В дальнейшем надпись (лат.- titulus; греч.- titlos) на доске  сократилась до начальных букв и соответствовала по-гречески - "I.N.B.I.", по-латински - "I.N.R.I.".  Слово «Иисус» переводится как «Спаситель», «Назорей» - «отлучать, отделять», «Иуда» - «хвалите Господа»[8]. Надпись помещается над головой Спасителя и без Его тела – обычно не применяется.

ЦРЬ СЛВЫ – Царь Славы. Эта надпись помещается над изображением дополнительного (поверх основного/основы) креста любого вида, обычно не имеющего распятия.

СНЪ БЖiИ – Сын Божий. Надпись обычно располагается рядом с буквами ИС ХС, если позволяет место.

NИКА (НИКА; NIKA) – Побеждает[9]. Обычно это слово размещается в нижней части креста, что говорит о его «дополнительном» значении, т.е. Крест – побеждает или Христос[10] – побеждает.

МЛРБ - "место лобное рай бысть" (т.е. - место лобное стало раем)[11]. Обычно эти буквы помещаются рядом с человеческим черепом (чаще: под черепом) – головой Адама.

Другими поясняющими буквами обозначаются: Г.А. – глава Адамова; Г.Г. – гора Голгофа; К – копье; Т – трость с губкой.

Среди изображений обычными являются: Крест (восьмиконечный и четырехконечный, реже – пятиконечный, шестиконечный и семиконечный) без распятия; Крест с распятием; Распятый Спаситель (без дополнительного креста, т.е. на основном); дощечка или свиток на верхней части Креста; череп (и с костями) в нижней части Креста, копье и трость с губкой (по сторонам Креста); гора Голгофа (между черепом и Крестом) изображается натурально, как каменная гора, или условно, линиями разной формы.

Редкими знаками можно считать дополнительные к основным (крупным) меньшие знаки. Их число велико, но о некоторых признаках рассказать необходимо, по причине их непривычного вида или малой известности.

 

Среди надписей такими являются: ГДЬ – Господь; ЦС – Царь Славы; ЦИ – Царь Иудейский; А и W- Альфа и О-мега, т.е. первая и последняя буквы греческого алфавита. Возможны другие варианты, например: А и U (ее иногда называют - перевернутая О-мега), для латинского алфавита.

Среди изображений такими являются:

Глаз  – как изображение «боговиденья», обычно занимает самую верхнюю часть основного креста (над крестом Спасителя).

Треугольник (5или 6) – как изображение «троичности» или «триединства», так же обычно занимает самую верхнюю часть креста. Часто изображается прямоугольным, т.е.

проявляет слово «прямой», реже изображается равносторонним, с соответственным же значением. Вершина треугольника может быть направлена вверх (к небесному и божественному) или вниз (к земному и человеческому). Если поместить в треугольник изображение «глаза», то получим «направленный взгляд» – вверх (к высокому) должен обращать свой взор, человек, а вниз – к земным детям, Отец Небесный, Господь Вседержитель.

Голубь – как изображение «чистоты», «мирности» и «не суетности» Св. Духа, обычно занимает самую верхнюю часть креста. Его правильное изображение: с раскрытыми (воздымающимися) крыльями, хвост внизу, видны глаза, клюв и лапы. Обратное изображение (вид со спины), когда голова птицы внизу, а хвост наверху, производит впечатление стремительно падающей (пикирующей) птицы. Такое изображение не соответствует ни голубиному характеру, ни характеру Св. Духа, который может опустится (снизойти) на просящего, но не может на него упасть (свалиться) неожиданно. Такие изображения иногда встречаются, но красоты в них мало, да и традиция нарушается. Потому, что даже изображение в профиль, на иконе допускается «… в изображении лиц, не достигших еще святости /…/, а также лиц, противящихся Богу: поверженных демонов, Иуды»[12]. Когда противник (сатана), клеветник (дьявол) или предатель показывают только видимую (открытую) половину лица – это понятно, потому что в их видимых лицах есть и скрытая (невидимая, теневая) сторона. Но как можно Св. Духа, одно лицо (образ) из триединства Божьего – показать со стороны спины? Разве Он отвернулся от нас? Это – явная ошибка.

Сияние – как изображение «Света или Славы» Свыше, обычно занимает самую верхнюю часть креста. Выбор между значениями Свет или Слава, не слишком затруднителен. Если сияние находится на лицевой стороне – это Слава (Бога и Церкви), если на личной – это Свет, который освящает носящего человека. Самым простым по форме выражением «сияния» являются несколько расположенных рядом прямых линий (черточек, лучей), своей формой говорящие о прямоте Света, Славы. Если лучи параллельны между собой, сияние – «ровное», если между ними есть некоторый угол, сияние – «распространяющееся» (расходящееся). Если лучи каплевидны, то сияние – «стекающее» (истекающее, текущее, струящееся). Место, от которого расходится сияние, может быть обозначено знаком (от Креста, от Всевидящего Ока, от Имени Божьего и т.д.) или только местом (сверху – это «свыше»).

Неправильными знаками являются знаки, запрещенные к изображению православной церковью или происходящие от незнания изготовителем церковных установлений или церковной традиции.

Среди надписей такими являются: разного рода слова сокращенные до одной буквы (литеры) и их соединенный набор (аббревиатура). Правильность или неправильность прочтения таких сокращений зависит только от их известности. Такие сокращения как: I.Х. – Иисус Христос; I.Н.Ц.I. – Иисус Назорей Царь Иудейский; Ц.И. – Царь Иудейский; Ц.С. – Царь Славы; М.Л.Р.Б. – Место Лобное Рай Бысть и другие, узнаются только по привычному месту их применения – в церковной жизни и на церковных предметах. Чем чаще применяются, тем легче узнаются. Коренное отличие краткого написания (литерного) от полностью написанного слова (открытого) – это возможность его совершенно другого прочтения (толкования), которое опирается на те же начальные буквы, но строится другая фраза, немного или сильно изменяющая первоначальную мысль. Профессор Покровский, нашедший наиболее ранний пример такой криптографии (тайнописи) в ватиканской рукописи слов Григория Богослова 1063 г. (на греческом языке), приводит и русские образцы надписей, сделанные на крестах в 17-19 вв.[13]

О.М.О. – Оружие миру одоление.

Ц.Б.П. – Царь Бог превечный.

Б.Б.Б.Б. – Бич Божий бьет бесов.

Д.Д.Д.Д. – Древо добро досада дьяволу; или: древо дарует древнее достояние.

Р.Р.Р.Р. – Реченному роду радости ради.

С.С.С.С. – Свет (или Спас) сотвори сеть сатане.

Х.Х.Х.Х. – Христовы хоругви христианам хвала.

Приводятся также и другие подобные надписи и их расшифровка, но и они подтверждают сказанное выше, т.е. малоизвестными (единичными, редкими) сокращениями, лучше не пользоваться – для ясности.

Изображение Агнца (ягненка) всех видов, твердо запрещено Церковью для применения его на кресте, т.е. лицо и человеческое тело Христа – должны быть выражены естественной (понятной) формой. Такое установление (82-е правило)[14] было принято в 691- 692 гг., на Трулльском Соборе, раз и навсегда перекрыв путь к размышлениям о том, - кем станет ягненок, когда вырастет. Распространение изображения Христа в виде дельфина, рыбы, змеи и других животных, вероятно, прекратилось в то же время. Но память о первых римских христианских общинах сохранилась на тельных крестах именно в виде нескольких рыбок. На латыни верующие назывались «pisciculli» - «рыбки», а купель – «piscina», т.е. «пруд для рыбы, садок»[15]. В этом нет ничего удивительного, так как имя Христа скрывалось под изображением рыбы, иногда подписанное пятью греческими буквами (ΙΧΘΥΣ), являющимися шифром. При их обычном прочтении получается «ихтус» (ICHTHUS)[16], т.е. «рыба», а при последовательном раскрытии каждой буквы: «Ι» - Иисус; «Χ» - Христос; «Θ» - Божий; «Υ» - Сын; «Σ» - Спаситель. И последним признаком этого направления, следует признать изображение на лицевой поверхности нательных крестов – чешуи. Т.е. когда вся внешняя сторона креста, сплошь, без иных фигур и надписей, покрыта узором из «чешуи». 

Гадать о ее принадлежности (чешуя рыбы или змеи) не стоит, т.к. имя /название/ вещи говорит само за себя. Чешуя у рыб и пресмыкающихся, то же что волосы у человека – естественная дополнительная защита. В воинском снаряжении железные пластины, нашитые на кожаную основу особым образом, назывались чешуйчатой броней[17]. На киверах русской армии «подбородная чешуя» находилась до 1914 года[18]. Поэтому передать русские слова: «Крест – духовная броня», в более точной форме, представляется делом невозможным, но, может быть, и не нужным.

 

Скрытыми знаками являются некоторые особенности формы, на которые если и обращается наше внимание, то их значение как бы непонятно, из-за неизвестности или забытости данной формы. Т.е. сама форма на виду, но - не каждому понятна, для него – запечатана).

Титло. «Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: «Иисус Назорей, Царь Иудейский». (Иоан. 19.19). Наиболее распространенное представление о форме надписи, упомянутой в приведенной строке Евангелия от Иоанна, это – дощечка. Потому что, сначала - «написать», а после - «поставить на крест» что-то другое (лист кожи, бумаги), достаточно затруднительно и ненадежно (встречаются изображения листа/свитка, который прибит 1 или 2 гвоздями). Поэтому следует считать, что изображение «дощечки» с надписью - на верхней части креста, совершенно точно (своей формой) передает содержание приведенных слов. В другом Евангелии (Мф 27, 37) определяющие слова повторяются: «и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский» (И.Ц.И.). Таким образом, включение «дощечки» в тип (отпечаток) разного вида крестов, избавляет от необходимости пояснять ее буквами сокращенной надписи – И.Н.Ц.И. (церк.-славянск. I.Н.Ц.I.), т.е. появляется возможность – надписывать или нет, имеющуюся в строении табличку. На которой, более слов приведенной надписи, ничего другого быть не может. Это значит, что писать буквы «I.Н.Ц.I.», рядом (сбоку или сверху) с «дощечкой» (чертой, линией) – не стоит, это лишнее. Появление других форм основы под надпись: на бумажном или кожаном свитке, или на поверхности самого креста, можно было бы отнести к забывчивости изготовителей, т.е. к плохой памяти на текст. Достаточно из приведенного предложения (Иоан. 19.19) убрать слова «и поставил», как меняется весь механизм действия: «Пилат же написал и надпись, // на кресте».

Но в Евангелии от Луки (23, 38), слов: «поставил» или «поставили» – нет: «И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский» (С.Ц.И.). А в Евангелии от Марка (15, 26) и слов меньше: «И была надпись вины Его: Царь Иудейский» (Ц.И.). Поэтому появление свитка или других букв (ЦИ) на верхней части креста являются для нательных крестов не ошибкой, а возможностью, позволяющей разнообразить виды креста – в прямом (=каноническом) соответствии с евангельским текстом.  Удачной 

находкой неизвестного мастера, следует признать появление на месте «надписи» (т.е. «титула»),одноименного знака из правил старославянского сокращенного написания слов – «титла». Т.е. слово «надпись» и знак «титло», стали напрямую взаимозаменяемы (=), т.к. и слово, и знак не несут в себе значения какого-либо материала или его формы, а только дополнительное «качество»: слово - титул. А что касается слов, составляющих саму надпись, то они наводят на некоторые размышления, которые напрямую связаны со следующим фактом. “ Слова эти написаны были на доске, которую прибили к кресту над головой Спасителя. Доска была сделана из того же материала, что и крест. Она не сохранилась в целости до нашего времени. Незначительная часть ее  находится в храме Св. Креста Иерусалимского в Риме.

Это маленькая доска, сильно попорченная червями. Трудно определить, из какого материала была она сделана: дуба, кедра или сикаморы. Длина ее 235 мм, а ширина - 130 мм. На ней видны письмена по-гречески и по-латыни. Вверху две кривые линии являются как будто нижней частью еврейских букв. Посредине написанное по-гречески слово  Nazareos, а внизу слова:  Nazarae nus re . Буквы красного цвета на белом поле. Имеют они, углубление, начертаны, повидимому, долотом. Высота их: 28-30 мм. При таком размере букв, слова хорошо можно было видеть и читать на той высоте, на которой была прибита доска”[19].

Слова: «Иисус Назорей, Царь Иудейский», в латинском написании выглядят в следующем виде.

«JESUS  NAZARENUS  REX  IUDEORUM» (I.N.R.I.). Слова на доске - другие.

      «NAZARAE  NUS  RE» (N.N.R.). Видно, что надписи похожи, но не одинаковы (не совпадают).

«I.N.R.I.» переводится как: «Иисус» - «Спаситель»[20], «Назорей» - «отлучать, отделять»[21], «Рэкс» - «Царь», «Иуда» - «хвалите Господа»[22].  Содержание надписи - «Спаситель отделяющий, Царь хвалящих Господа». «J.N.R.J.» -это англоязычный вариант «Jesus of Nazareth, the King of the Jews» (J.N.K.J.) «Иисус из Назарета, Царь иудеев», т.е. лиц иудейского племени, вида, а не Царь Иудейской земли или царства. В западном масонстве за шифром «I.N.R.I.» закрепляется содержание: «In Nobis Regnat Iesus» «Внутри нас правит Иисус»[23] или «Iammin, Novr, Rouach, Iebeschah» «Вода /море/, огонь, воздух, сухая земля».[24]

Существует еще одно буквенное сокращение, которое практически не выделяется в русском православии, но весьма заметно в западных христианских церквях. Но оно относится только к одному слову: «Иисус». Греческая форма сокращения - IHS(на англ. - IHC; русск. – ИС; славянск. – ICЪ; IС) была известна с IX века, когда она стала печататься на монетах Византийской империи. Будучи усвоенной Западной Церковью, она иногда принимает значение: «Иисус – спаситель людей» (Iesus Hominum Salvator/латынь/), а в Германии: «Иисус Спаситель и Искупитель» (Jesus Heil und Seligmacher/J.H.S./)[25]. В XVI веке эта монограмма была принята в качестве девиза ордена иезуитов, со значением: «С нами Бог» (Jesum Habemus Socium/лат./)[26]. Позже монограмма дополняется иными значениями: «В этом (кресте) – спасение» (In Hac Salus/лат./) и, напоминая о видении Константина – «С этим знаком /победишь/» (In Hoc Signo/Vinces/ лат.)[27]. Такое разночтение монограммы произвело соответствующее действие. Еще в 1887 году Дейли Ньюс заметила, что «монограммы IHSи XP, которые сейчас можно так часто видеть в наших церквях, являются довольно загадочным знаком для прихожан»[28].

В русских нательных крестах латинская надпись «I.N.R.I.» встречается не часто, но встречается. Объяснений для этого явления – не много. Надпись на латинском (римском) языке упоминается в Евангелии: " ... и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски." Поэтому никакого протеста у русских священников она не вызывает – т.к. канонична, т.е. прямо соответствует известному написанию. Но, если бы причина заключалась только в этом, то были бы нередки и более естественны, для греко-русской церкви, надписи на греческом языке (I.N.B.I.), чего не наблюдается. Следовательно, остается только одна очевидная причина – пограничная зона. Т.е. земля (место), на которой долгое время соседствуют две христианские церкви – православная и католическая, что способствует некоторому их внешнему взаимопроникновению (сглаживанию), для не возбуждения поверхностных причин к не восприятию ближнего. Отличить католический крест от «пограничного» несложно: если на кресте только одна надпись (титул) на латыни (I.N.R.I.), то он - католический, если есть и славянские надписи, то он - «пограничный». Но если на кресте есть «распятие» с изображением раздельно расположенных ступней (по древней традиции единой церкви, т.е. еще до ее раскола), то оба креста – правильные и православные.

ООН и ОТОН. Оба этих слова являются сокращением (шифром), которые применяются только в одном месте – на крестчатом нимбе у головы Иисуса Христа. ООН – это звучание греческих букв «own»[29] (Сый[30] – Сущий /т.е. Существующий/). ОТОН – это звучание церковнославянских букв «ŌΟΝ», которые при прямой замене на их название, сложатся в «От-он-наш», т.е. «От(ец) он наш» /т.к. все христиане – дети Христа/. Но место, для надписи (головной крест), уточняет фразу: «Крестный Отец он наш», т.е. христиане – крестные (не по плоти) дети Христа. Русским людям такое прочтение более знакомо и понятно, чем первоначальное греческое, но, обычно, применяются обе надписи - одна или другая. Среди изображений других языков (народов) встречаются и иные написания букв, и иное их прочтение. Например, замена греческой О-меги на латинскую «W» позволит читать надпись как «овн», т.е.  «овен» – Агнец. А англоязычные страны прочтут «оwn» как «свой собственный»[31].

 

Терновый венец. Иногда на тельных крестах встречаются изображения круга в разных видах. Не различая форму и видимые признаки изображения, некоторые толкователи присваивают этому знаку только одно имя – «терновый венец Христа». Для традиции русского православия такое объяснение не только недостаточно, но и не верно. Образ мучений Христа (обильные следы крови на Нем, терновый венец, язвы, закрытые глаза и проч.[32]), закрепившийся в европейских церквях, уводит внимание смотрящего человека от величия внутреннего подвига – преодоления страха смерти, только к проявлению жалости о телесных муках Спасителя. Такое изображение не прижилось у русского народа, который не понаслышке знаком с понятием – изорванное тело, но не сломленный дух. Тем более, что «мертвенный вид распятого, обилие крови, терновый венец суть признаки, противоречащие древнейшим художественным представлениям о распятии, насколько последние известны нам по памятникам»[33]. Поэтому искать терновый венец на кресте – не стоит, ему на нем нет места, в соответствии с русской церковной традицией. Тем не менее, среди русских тельных крестов есть и редкое исключение, которое подтверждает указанное правило. Правильное прочтение знака, это не только его правильное (понятное) имя (название), но и его место (расположение) среди других знаков и признаков. Когда «терновый венец», равномерно расположен вокруг сердца (середины; главного перекрестья) креста (на его поверхности), то его значение очевидно – главная боль (терзания для головы, главы) окружает сердце (середину) креста Христова. Перемена к противоположному значению, достигается простейшим способом – терновый венец, помещается за крестом. Получается, что головные (главные) терзания (боли) пересечены (пресечены; рассечены, зачеркнуты) крестом Христа. Разница между значениями очевидна только при ясно видимых границах поверхности креста. При некоторой изношенности (стертости) доброго изображения, значение может измениться на противоположное (т.е. на - «сердце креста, в круге главных терзаний»).

Цветочный венец. Венец, слово славянское, его правильный перевод на современный русский язык – венок. За этим именем закрепилась и известная форма: венок сплетенный из цветов. Поскольку соединение креста и венка в одной форме достаточно непросто, то решение было найдено предельно простое: цветочный венок «надевался» на крест. Такая форма была не случайна и не нова. Поговорка: «Конец всему делу – венец», взята из жизни, а не придумана специально. Окончанием постройки деревянного (бревенчатого) дома, считалось не окончательное завершение кровельных работ, т.е. не настил на поверхность крыши соломы или дранки, черепицы или железной (медной) жести, а завершение связанной основы крыши – обвязки сруба, матицы, стропил и конька. Самое верхнее бревно дома, получившее имя «конек», нередко украшалось вырезанной в этом же бревне головой коня (лошади). Празднование окончания строительства начиналось с того, что на шею «конька» надевался цветочный венок, что соответствовало словам: «Чтобы дому везло в процветании». Когда подобного украшения (резной лошадиной головы) не было, на это место прибивался деревянный крест и венок надевался на него, что соответствовало словам: «Крест (судьба) этого дома – нести процветание». В этой же форме, с таким же значением цветочный венок встречается на церковных (храмовых, купольных) и тельных крестах. Т.е. «Крест Христа несет духовное цветение (процветание)», потому что в церкви все значения – нематериальны. Дополнительное значение венок приобретает в зависимости от растений составляющих его. Народная традиция[34] усваивает за венками следующие значения:

Венок из цветов (разных, вообще) – успех в предприятии;

Венок из пальмы или мирты – свадьбу (холостым), детей (женатым);

Венок из лавра или дуба – уважение, возвышение, приобретение славы;

Венок из плюща – согласие, примирение, взаимное расположение.

Венок из роз считался недобрым знаком.

В Европе, терновый венец Иисуса могли рассматривать как пародию на корону из роз римских цезарей, а венки из дубовых листьев украшали спасителей от смертельной опасности[35].

Царский венец. Другое значение слова «венец» происходит от его практического назначения – носить на голове. Для того, чтобы не путать венок из растений и венец для головы, последний получил собственное имя – корона. Это латинское слово (corona) имеет то же значение: венец, венок[36]. Разделение слов на «венок» и «корону» разделило и их качества. Венок всегда сплетен из растений, корона всегда не из растений – металл, мех, ткань, драгоценные камни и т.д. В обычной жизни короны различаются по видам: императорская, дворянская, графская и т.д. В русской церкви все короны – царские и изображались они у лиц царской крови или царского положения. Неудивительно, что иконы Богородицы – Царицы Небесной, нередко украшены короной. Этот же знак на вершине креста указывает, что перед нами Царский Крест или Крест Царя. На русских тельных крестах корона практически не встречается, но имеющееся исключение, только подтверждает указанное правило. Помещенная на оборотной (личной) стороне креста, в его верхнем поле, корона украшена восьмиконечным русским (с наклонной нижней перекладиной) крестом. На поперечной перекладине надпись «спаси и сохрани». Снизу до верха остальная поверхность креста покрыта «травкой», растущей вверх от малого зернышка сердечной направленности вверх. Общее прочтение: сердечное произрастание мое спаси и сохрани под короной (венцом) Царящего православия.

Девичий венец. Собственно такого названия не носила ни одна из известных форм корон, венцов или венков. Но поскольку такое невыдуманное выражение существовало, то постепенно приобрело и узнаваемую форму. Греческое слово «диадема» полностью совпадает, по своему значению, со словами венец и венок. Но уже в старину применяется преимущественно для обозначения драгоценных женских[37] головных украшений. Потому на Руси это слово и не прижилось. А так как на значительной части русских икон Царица Небесная изображается с младенцем Христом, столь же девственным, невинным и непорочным, как и любой младенец, то и в форме подвески (цаты) произошла небольшая перемена – край подвески, ближний к их лицам, стал фигурным, с двумя полукружьями. Такая форма цаты (подвески) сейчас считается, чуть ли не единственно возможной. Это неправильно. Просто форма такой подвески лучше, красивей других, но их - не отменяет. Под именем - «цата» и со значением - «целомудренность», эта подвеска стала применяться шире: на иконах мужского монашества и на кресте Спасителя (на церковно-купольных и нательных крестах).Право на ношение венцов имели только девицы, а не замужние женщины. Девичий венец всегда был без верха, потому что открытые волосы считались символом девичества. Часто венцы (кокошники) имели форму городов или теремов, например, изображение дома в несколько ярусов, отделявшихся один от другого жемчужными поясками. Другие венцы были проще фигурой и состояли только из золотой проволоки в несколько рядов, которые иногда украшались кораллами и камнями[38]. Сейчас вряд ли удастся установить, кто и когда впервые украсил икону Богородицы драгоценной подвеской (цатой) в форме девичьего венца (кокошника). Эта находка была настолько удачной, настолько узнаваемой формой - «девственности», «невинности» и «непорочности», что стала, чуть ли не постоянным украшением икон Небесной Девы.

А так как на значительной части русских икон Царица Небесная изображается с младенцем Христом, столь же девственным, невинным и непорочным, как и любой младенец, то и в форме подвески (цаты) произошла небольшая перемена – край подвески, ближний к их лицам, стал фигурным, с двумя полукружьями. Такая форма цаты (подвески) сейчас считается, чуть ли не единственно возможной. Это неправильно. Просто форма такой подвески лучше, красивей других, но их - не отменяет. Под именем - «цата» и со значением - «целомудренность», эта подвеска стала применяться шире: на иконах мужского монашества и на кресте Спасителя (на церковно-купольных и нательных крестах).

 

Церковный венец. Вряд ли на русской земле отыщется человек, который, услышав слова «пойти под венец», будет думать о каком-то их «скрытом» смысле. Церковь (храм), венец и венчание – связаны на Руси неразрывно, потому что слово «венец» никогда в церковных стенах не переиначивалось. Форма брачного венца и «митры», головного убора архиереев при богослужении, похожи по внешним очертаниям, поскольку и то и другое строилось во образ царского венца. При надевании митры на архиерея и при совершении таинства Брака, звучат одни и те же слова: «Положи, Господи, на главу твою венец и от камений драгих, живота просил еси, и даст ти долготу дний, всегда, ныне и присно и во веки веков»[39]. Слово «митра» переводится на русский язык как «согласие»[40], а «митрофорный», будет соответственно «согласие несущий» и увенчанный митрой – увенчан согласием, как и молодые супруги. «…и испрашивается им благодать чистого единодушия к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей». (Православный катехизис)[41] Таким образом: любой церковный венец – венец согласия.

Круг. Любая замкнутая линия - является границей. Слово «круг» и фигура с таким именем – взаимозаменяемы. Что позволяет переводить в видимые знаки такие слова как: круг сердца, круг головы, круг действий, кругсвета и т.д., часто для этого достаточно расположить линию вокруг нужного места, – т.е. заполнить ее нужным содержанием. Дальнейшее развитие формы и качества границы определяется ее видом. Границы «цветения» (процветания) выражаются венком из полевых, садовых или «волшебных» (придуманных) цветов. Границы «роста» (произрастания) – венком из травы и/или листьев. Границы «целомудренности» (непорочности) – цатой. Венок из цветов в виде «цаты»  – «границы процветающей (цветущей) целомудренности». Цата с драгоценными каменьями – «граница драгоценной целомудренности» и т.д.

Разбойничий крест. Общеизвестно, что кресты двух разбойников распятых одновременно и рядом со Спасителем, ничем не отличались от Его креста – ни формой, ни размером. Однако, потребность в «особом», именно «разбойничьем», «неправильном» и «неправедном» кресте судьбы, который случайно выпал хорошему человеку и превратил его в преступника, возникла среди постояльцев русских тюрем и, разумеется, необходимое решение было найдено. Профессор А.М. Яковлев считает, что у преступников «искусственный, противоестественный мир идей, представлений, принципов, где все «вывернуто наизнанку»[42]». Все, да не все. Да, «другие» ценности, «другие» цели, «другие» средства к их достижению, но те же возможности для их выражения.

Основой для «неправильного» креста, в большинстве случаев, служит «русский» крест (с наклонной нижней перекладиной, «подножием»), но – оборотный, т.е. у нижней перекладины и поднята и опущена – другая сторона. Такое решение позволяет придавать обратное значение и другим «прямым» изображениям. Например, монастырь, монастырская крепость (с каменной стеной) из места монашеского затвора превращается в место неправильного затвора (заключения), когда на церковных куполах изображаются «оборотные» /неправильные/ русские кресты. То же относится и к изображениям «распятия», но не Христа, а обычного земного человека, владельца изображения (чаще всего - татуировки). Человеческое тело на таком кресте, не сопровождается надписями или их набором, обычными для православных крестов. Т.е. привычные /правильные/ надписи полностью отсутствуют. В этом случае присутствие круга головы (нимба, сияния и др.) ничего не меняет, даже если он есть. Наиболее понятная «неправильная» форма тела, когда голова «отворачивается от права», «от правой /правильной/ стороны» креста. Соединяя указанные признаки в целую форму, можно определить и форму крестов праведного (раскаявшегося) и неисправимого разбойников.

 

Если на фоне креста расположено распятое (раскрытое) человеческое тело, голова которого повернута в правую (от зрителя) сторону, и на кресте нет известных надписей, это крест не раскаявшегося разбойника.

 

 

При отсутствии известных надписей, все дополнения (признаки)  соотносятся со словом «разбойник». В форме креста: «страстной» - крест разбойничьих страстей; «неправильный» – крест разбойничьих неправд; «прямолинейный» - прямой (прямо, простой, просто) разбойничий крест; «грузинский» – крест разбойничьего богохульства, т.к. форма такого креста (креста Богородицы) никогда не предназначалась для распятия, свидетельство этому – вся история данной формы креста в Грузинской церкви.

Приложен ли, привязан ли, прибит ли разбойник, обозначен ли круг или свет его головы – не важно. Разумеется, что «разбойничьи возможности» креста, перечисленными примерами, не исчерпываются.

Форма креста из необструганного древесного ствола, не получившая распространения в русской церкви, но применяемая в европейских христианских церквях, стала весьма выразительной основой русского разбойничьего креста. Слова «отрезанный ломоть», «отрезанная ветвь» и «срубленный на корню» проще всего передать формой срезанного, с грубо обровненными (с торчащими пеньками) ветвями, дерева /деревца/. Наиболее подходящее слово для определения такой формы  - «корявый», от слова «кора», т.е. с неровной поверхностью. Крест, из двух таких обрезков, сложенный в форме «человеческого» креста, читается как: сложившийся крест человеческий, от земли и сторон отсеченный и со многими пресеченными побегами. Другим вариантом похожего (цельного, не сложенного) креста, является его дополнение - человеческим телом. Тело стоит (опирается) на раннем (нижнем) первом (переднем) пресеченном побеге. Перед отсидкой (до седалища) был пресечен повторный (второй) побег в неправую сторону. А для тех, кто не склонен отличать «разбойничий» крест от правильного – церковного, есть недвусмысленный знак – повернутая (свинченная, свернутая, завернутая) голова (верхняя часть) креста. Остается добавить, что оба «разбойничьих» креста - сделаны из олова. А что касается традиции «корявости», то в истории имеется знаменитый предшественник - знак испанской /католической/ инквизиции.

Выражение священника П. Флоренского: «Крест – всегда сам Крест, не может быть Креста обманного»[43], со всей очевидностью - подтверждаются. Опыт древних мастеров, изготовителей нательных крестов, учит правильному, т.е. не двусмысленному, обращению с формой русского креста, которая, как показано выше, может принимать иное значение. Поэтому «контурных» нательных «русских» крестов, подобных крестам священников,– в России не производилось. Все виды крестов с наклонной нижней перекладиной (русские) размещались на поверхности равносторонних крестов, что исключало возможность их вида с «неправильной» (оборотной) стороны.

Лицо нательного креста.

Нательные кресты имеют две изобразительные поверхности: лицевую и личную стороны. На внешней (лицевой, видимой возможному зрителю) стороне чаще всего изображаются знаки, позволяющие определить ветвь вероисповедания, т.е. принадлежность к церкви, признающей ношение нательного креста. Русское православие является частью христианской церкви и главными, определяющими признаками русских тельников являются: имя Христа, лицо и тело Христа, крест Христа. Крест, имеющий указанные признаки – Христов и лучший для христиан. Размещение на лицевой стороне других признаков – изменит имя (название) креста. Согласно учению церкви о святых иконах[44], Божественное старшинство имеет следующее устроение (сверху вниз): Пресвятая Троица – Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой; Богородица; святые ангелы и святые люди. Иисус Христос, это Лицо (образ) Бога Сына, единого (неразрывно соединенного) с Богом Отцом и Богом Духом Святым, основатель земной и соименной – Христовой (христианской) церкви. Поэтому размещение на лицевой стороне тельного креста иного образа (лица), не только понижает (иерархически) значение креста, не только изменяет имя креста, но и указывает видимую границу (высоту, ступень, ветвь) отделения (секты) от уже имеющегося уровня Христовой церкви. Из чего следуют очевидные правила:

На лицевой стороне христианского нательного креста изображаются: имя Христа, лицо и тело Христа, крест Христа. Рядом с ними возможно расположение других святых образов.

Лица (образы) входящие (составляющие) в Его церковь – без Его присутствия (самостоятельно) на лицевой стороне не изображаются. Богородица с младенцем Христом – не исключение. Т.к. церковь чтит крестный поступок (подвиг) Христа, совершенный Им самостоятельно и добровольно во взрослом виде, что и отражено в тексте Символа Веры.

Признаком Его имени являются надписи (буквы). Наиболее распространенные и узнаваемые в русском православии сокращения Его имени: IС ХС (т.е. IисуС ХристоС); реже I.Х. и ХР (ХРистос).

Признаком Его лица является «крестчатый нимб», т.е. круг Его головы, заключающий в себе равносторонний крест, иногда (если позволяет место) с надписью (греческими буквами) ООН или (славянскими буквами) ОТОН.

Признаком Его тела является «Его имя» (IС ХС; ИС ХС; IИС ХС; ИИС ХС; IСЪ ХСЪ), т.к. и до Него и после Него множество разных других людей были подвержены крестной казни. Реже пользуются другими Его именами: Царь Славы (ЦС или Црь Слвы), Царь Иудейский (ЦИ), Господь (ГДЬ).

Признаком Его креста является присутствие, в навершии креста, дощечки (таблички, титула, титла) – в качестве обязательной составляющей части всей формы (конструкции, строения), даже без надписи. Или любой вид правильного «русского» (с наклонной нижней перекладиной) креста.

Разумеется, что эти правила, не всегда соблюдались мастерами-производителями нательных крестов и не всегда (по разным причинам) имелась такая возможность или желание. Зачастую изготовитель тельника не повторял виденные (т.е. уже имевшиеся) изображения, а составлял свой рисунок, желая показать какую-то иную сторону (иную грань) спасительного креста (креста Спасителя). А так как никаких догматических ограничений на форму и вид в изготовлении личных нательных крестов – не существует, то свобода в выборе темы и средств к ее воплощению – не имеет иных границ, кроме границ воображения самого мастера. А если мастер ошибся? Или перемудрил? Или недодумал? Кто остановит или исправит? Священник.

Обычная практика церковной жизни известна любому русскому человеку по слову «освящение». Поэтому любой предмет (вещь), для того чтобы стать частью церкви (церковным, воцерковленным), должен быть освящен церковью (священником). Во время передачи нательного креста от человека, желающего носить его как «церковный», священнику, который должен его (крест) освятить как «церковный», решается (священником) возможность соответствия между формой (видом) данного креста и церковной традицией. Если священник считает, что такое соответствие есть, то освящает тельный крест, а если считает что соответствия нет - не освящает. Такой обряд (водоосвящение) приводит значения изображений (знаков) в ряд «церковных», т.е. принимаемых церковью и понимаемые ею как значения христианские, т.е. правильные для этой ветви вероисповедания - русского православия. Например, когда на кресте изображается человеческая мужская фигура, но не имеется поясняющих слов – надписи имени, то после освящения такого креста, носящий его человек знает точно, что имя распятого – Иисус Христос. К сожалению, встречаются такие ошибки в форме и виде нательных крестов, которые нельзя исправить и, следовательно, нельзя освящать. Поэтому, в большинстве случаев, люди, продающие нательные кресты, предупреждают что, крест «освящен», т.е. уже во всех подробностях признан правильным.

 


[1] «Энциклопедический словарь», Т. XVI, С.-Пб., «Брокгауз-Ефрон», С. 658.

[2] «Крест Господень», сост. Е. Помельцова, М., «Паломник», 1998, С. 172-174.

[3] Протоиерей Г.С.Дебольский, «Православная церковь в ее таинствах, богослужении, обрядах и требах», репринт, М., «Отчий дом», 1994, С. 102.

[4] «Настольная книга священнослужителя», т.4, М., «Изд. Моск. Патриархии», 1983, С. 233.

[5] Протоиерей Г.С.Дебольский, «Православная церковь в ее таинствах, богослужении, обрядах и требах», репринт, М., «Отчий дом», 1994, С. 472.

[6] «Русское медное литье», выпуск 1, М., «Сол Систем», 1993, С. 148.

[7] Смотри выше - «материал».

[8] Библейская энциклопедия, репринт, М., «ТЕРРА», 1990, С. 338; 369; 501.

[9] Н.В.Покровский "Евангелие в памятниках иконографии", С.П-б., 1892, С. 356.

[10] «Начала православия», сост. Марченков В.Г., М., «Панэкс», 1991, С. 205.

[11] Н.В.Покровский "Евангелие в памятниках иконографии", С.П-б., 1892, С. 356.

[12] «Настольная книга священнослужителя», т.4, М., «Изд. Моск. Патриархии», 1983, С. 181.

[13] Н.В.Покровский "Евангелие в памятниках иконографии", С.П-б., 1892, С. 356, 357.

[14] «Настольная книга священнослужителя», т.4, М., «Изд. Моск. Патриархии», 1983, С. 167.

[15]Д.Холл «Словарь сюжетов и символов в искусстве», М.,КРОН-ПРЕСС, 1996, С. 489.

[16] Рудольф Кох «Книга символов», «Эмблемата», М., «Золотой Век», 1995, С. 34.

[17] В.Бехайм «Энциклопедия оружия», С-Пб., «Санкт-Петербург оркестр», 1995, С. 69.

[18] «Цейхгауз» №3 (1/1994), М., С. 4.

[19]“Православная жизнь”, апрель 1995 г., Прот. Владимир Дорошкевич “О кресте”, Джорданвилль, С. 7.

[20] Библейская энциклопедия, репринт, М. 1990. С. 338.

[21] Библейская энциклопедия, репринт, М. 1990. С. 369.

[22] Библейская энциклопедия, репринт, М. 1990. С. 501.

[23] М.П. Холл "Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии", Новосибирск, «Наука», 1992, Т. 2, С. 364.

[24] Там же, С. 357.

[25] Рудольф Кох «Книга символов», «Эмблемата», М., «Золотой Век», 1995, С. 28.

[26] Д.Холл «Словарь сюжетов и символов в искусстве», М.,КРОН-ПРЕСС, 1996, С. 441,442.

[27] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 158.

[28] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 158.

[29]«Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной литургии», сост. И. Дмитриевским, репринт, М., И.о.М.П., 1993, С. 282,283.

[30]И.А. Шляпкин «Древние русские кресты», С.П-б., 1906, С. 28.

[31] В.К. Мюллер «Англо-русский словарь», М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 704.

[32] Н.В.Покровский "Евангелие в памятниках иконографии", С.П-б.,1892, С. 322.

[33] Н.В.Покровский "Евангелие в памятниках иконографии", С.П-б.,1892, С. 322.

[34]Грушко Е.А., Медведев Ю.М. «Словарь русских суеверий, заклинаний, примет и поверий», Н.Новгород, «Русский купец» и «Братья славяне», 1996, С. 68.

[35] Г.Бидерман «Энциклопедия символов», М., «Республика», 1996, С. 37.

[36] «Словарь иностранных слов», М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 333.

[37] «Словарь иностранных слов», М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 209.

[38]М. Забылин «Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия», М., «РИПОЛ КЛАССИК», 1997, С. 450.

[39] «Настольная книга священнослужителя», т.4, М., «Изд. Моск. Патриархии», 1983, С. 146,147.

[40] Т. Дубровина, Е. Ласкарева «Заратустра», М., «Олимп»; «АСТ», 1999, С. 141.

[41] «Настольная книга священнослужителя», т.4, М., «Изд. Моск. Патриархии», 1983, С. 290.

[42]«Символика тюрем: Нравы уголовного мира всех стран и народов», Сост. Н.В. Трус, Мн., «Литература», 1996, С. 363.

[43]«Настольная книга священнослужителя», т.4, М., «Изд. Моск. Патриархии», 1983, С. 726.

[44] “Закон Божий”, сост. Серафимъ Слободской, Джорданвиль, 1967, репринт, С. 50, 52.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Back to top