как отправить заявку на кредит во все банки
онлайн заявка на кредит наличными.

 

Различные украшения, размещаемые вокруг основного гербового щита, являются вещами далеко необязательными, так как в практической, прикладной деятельности, весьма неудобны – из-за явного увеличения размеров рисунка. Но, в тех случаях, когда увеличенные размеры «полного герба» - уместны (например: в гербовниках, в родословных росписях и др. документах), то окружающие украшения могут быть следующими (по порядку, сверху вниз):

1)     Нашлемник, клич.

2)     Корона, бурелет, шапка.

3)     Намёт, мантия, сень.

4)     Шлем.

 Щит.

6)     Щитодержатели.

7)     Девиз.

Нашлемник.Он составляет верхнюю часть шлема и от такого положения называется cimier(от cime, вершина), т.е. нашлемник = навершие или «крест» (от латинского crista– петушиный хохолок[1]). У древних народов, равно как и у рыцарей, на шлемах возвышались нередко разные фигуры или для отличия, или для того, чтобы воину казаться выше. Нередко в гербах на шлемах повторяется часть фигур, в щите изображенных[2]. И они, по правилу, имеют главные цвета щита[3], хотя в действительности навершие не всегда является повторением гербовой фигуры щита и даже весьма часто не имеет вовсе никакого отношения и соответствия с последней[4]. Шлемовые украшения появились одновременно с геральдическими шлемами (первоначально горшковидными) в XIII веке[5]. Но лишь со второй половины XIV века (в Германии) становятся наследственными и одинаковыми в одной фамилии или же в одной ветви рода[6].

В Германии нашлемники служили также иногда в прежнее время признаками известной должности или звания, так, например, голова собаки на шлеме обозначала судью по охотничьим тяжбам, павлин – турнирного короля, епископская митра – попечительство над духовными учреждениями и монастырями[7].

В русской геральдике[8]нашлемником называется фигура, выходящая из короны, венчающей шлем. Нашлемниками могут быть как фигуры тождественные расположенным в щите, так и части их, и даже совершенно иные. До 50-ых годов прошлого столетия /до 1850-х/ у нас в России, существовал обычай в нашлемнике дворянских гербов помещать три страусовых пера[9].

 

Короны.Шлемовые короны (с 4-я зубцами в виде листьев, трилистников или геральдических лилий) на дворянских шлемах первоначально являлись знаком отличия /турнирного/, но впоследствии стали заурядным украшением шлема, хотя и не составляют вовсе необходимой его принадлежности[10]. В древней геральдике мы вовсе не встречаем применения подобных знаков сана или достоинства. Нововведение, появившееся не ранее XVII века, должно было дать геральдическое выражение различным степеням дворянства. Это достигалось через помещение на гербовом щите, вместо шлема, короны или другого головного убора[11]. Короны служат признаком власти и разнятся между собою сообразно степеням ее. У императоров, королей, маркизов, графов и баронов были у каждого свои особенные короны, которые видом своим или приближались к действительно существовавшим, или же, раз приняв условную форму, не изменялись[12]. Однако в настоящее время установился обычай помещать короны, взамен шлема, на всех вообще дворянских гербах[13]. В наших русских гербах корона нетитулованного дворянства обыкновенно венчает шлем, но прежде гербы утверждались и без короны. 

В наших графских (и баронских) гербах корона помещается на щите, а если имеется несколько шлемов, то средний венчается соответствующей короной. Остальные шлемы покрываются дворянской и баронской коронами, если владелец герба имел раньше и этот титул[14]. Княжеская шапка у нас обыкновенно помещается над мантией, но может также венчать щит или шлем.

 

 

Но все эти особенности наших гербов не соответствуют основному правилу западноевропейской геральдики, по которому на щит следует помещать или шлем с его навершием, или же одну только корону достоинства, помещаемую всегда на верхнем краю щита[15].


Шапки.Герцогские и княжеские шапки первоначально были головными уборами из пурпура (с горностаевым хвостиком на вершине), подбитого горностаем, причем последний отворачивался кверху, образуя опушку. Уже позднее над этой опушкой стали прикреплять украшенные жемчугом дужки, причем шапка курфюрста имела таковых 5 (видимых) и на вершине, вместо хвостика, державное яблоко[16]. Из церковных /на Западе/ шапок нередки: папская

 

 


тиара, епископская шапка и шляпы церковных сановников – одинаковой формы, но отличных по цвету и количеству привешенных кистей. Эти шляпы обыкновенно помещаются выше герба, на котором помещены княжеская шапка, графская или другая какая-либо корона, причем шляпы изображаются над этими последними[17].

 

В наших русских гербах еще встречаются: горлатная шапка, которую носили в старину бояре; лейб-кампанская шапка – состоит из мягкой треугольной войлочной шляпы, отороченной галуном. На ее передней стороне помещен двуглавый орел. Чалма употребляется в гербах лиц, происходящих от мусульманских владетельных князей[18].

Бурелет есть жгутик из ткани, набитый шерстью и полагаемый на шлем. Он был окрашиваем теми же красками, как и щит[19]. Венчики, или бурелеты (Wulste, bourrelets)… подобны венкам или кольцам, скрученным из полос материй, имеющих окраску (тинктуру) щита, иногда они бывают также свитыми из цельного головного покрывала и обвязаны цветными лентами с развевающимися концами[20]. Бурелет (франц. Bourrelet– жгут, набухание, припухлость) крестоносцы заимствовали у бедуинов и надевали на свои металлические шлемы, чтобы ослаблять удары сабель противника по шлему, а также для придерживания куска ткани на шлеме (намета), защищающего от палящего солнца. В геральдике бурелеты стали изображать как свидетельство того, что данный рыцарь действительно побывал под солнцем Востока[21].

В русской геральдике[22]приняты следующие основные виды головных украшений /уборов/:

1) Княжеская шапка темно-малинового бархата с горностаевою опушкою, тремя видимыми золотыми дугами, усеянными жемчужинами, над которыми золотая держава с крестом.

2) Графская корона – золотая с девятью видимыми жемчужинами.

3) Баронские короны: Российская – золотой обруч, перевитый три раза жемчужною нитью и принятая для баронов прибалтийских, и имеющих иностранный титул – золотая с семью видимыми жемчужинами.

4) Дворянская корона – золотая с тремя видимыми листовидными зубцами и двумя жемчужинами между ними.

         

 

 

 

 

В связи с тем, что русские дворяне не участвовали в крестовых походах и не имели особого дворянского написания (титула) «рыцарь» (как в немецкой геральдико-родословной традиции, где «рыцарь» /von Ritter/ занимает место между дворянином-бароном и дворянином-по происхождению), то и бурелет, обычный для европейских гербов, не стал обязательной частью русской геральдики.


Намет.Во времена рыцарства шлем покрывался иногда особенною тканью или для того, чтобы предохранить его от влияния непогоды и сырого воздуха, или чтобы он не раскалялся слишком от палящих лучей солнца[23]. Наметы появляются с XIV века в виде небольших 

плащиков[24]. В битвах и на турнирах покровы эти подвергались ударам и рассекались в лоскутки. Нередко и избранная рыцарем дама не забывала украшать каску своего рыцаря лентами с любимым цветом[25]. В английской геральдике намет называется «гирлянда» и объясняется как две полоски шелковой материи, несущей два главных цвета щита, переплетающиеся друг с другом[26]. И в XVI веке наметы уже вполне изменяют свой первоначальный вид плащиков на листовидный орнамент. По геральдическому правилу, внешняя и внутренняя сторона (подкладка) шлемового намета должны быть различного цвета. Им обеим даются цвета щита (канцелярская геральдика присоединила к своим сомнительным правилам и это – о согласовании цветов щита и намета), обыкновенно металл внутри, а цвет снаружи (хотя последнее правило не постоянное)[27]. Когда желают поместить на одном намете четыре цвета одного или двух соединенных гербов, то разделяют намет /как бы/ на две половины и дают правой стороне намета цвета более почетного щита (или полей), а левой – другого. При двух или более шлемах, помещенных на одном щите, каждый шлем должен иметь свой особый намет, и считается вообще недопустимым распространять один намет на несколько шлемов[28].

 

Гирлянда из листьев или цветов, окружающая щит в женском гербе, долго была символом девичества или вдовства /безбрачия/ его владелицы. Но с XV в. украшение это заменено тканью /плетением/ из снурков /шнуров/ с узлами[29]. Как мы видели раньше, это особенное значение (безбрачие) шнуров, применяется и в гербах католического монашества. Но с отличием в цвете шнура. Королева Анна Бретанская, супруга Людовика XII (французский король с 1498 г.), во время своего вдовства одна из первых женщин во Франции стала применять подобное украшение в честь Св. Франциска Ассизкого, а именно в подражание его монашескому поясу. С этих пор и вообще вдовы дворянских фамилий во Франции стали применять этот знак траура в гербах, причем шнурок изображался перевитым черного и белого цветов[30]В русской геральдике намет как орнаментальное украшение изображается опускающемся со шлема, увенчанного дворянскою, баронскою и графскою короною. Расцветка намета должна находиться в соответствии с расцветкой поля щита и помещенных в нем фигур, причем каждая из сторон намета (т.е. правая и левая) может иметь иную раскраску, но принято обычно, чтобы намет с внешней стороны был красочный (финифтяной), а с внутренней – подложен металлом (золотом или серебром)[31].

 

 


Мантия. В некоторых гербах XVI и XVII столетий встречаются наметы, несколько расширенные и приподнятые на углах, которые представляют переходную форму к мантии[32]. В английской геральдике мантия называется «одеяние» (coat of arms- одеяние оружия[33]), оно крепилось к шлему и живописно развевалось позади щита. С правления королевы Елизаветы I(1558-1603) королевское одеяние стало золотого цвета с хвостами горностаев; на мантии пэров горностаи на красном фоне[34]. Мантии составляли первоначально принадлежность гербов коронованных только глав, а позднее усвоены принцам, князьям и дюкам, которые помещают свои щиты под богато вышитым и украшенным бахромою павильоном. Обычай этот объясняется тем, что на турнирах рыцарь для того, чтобы удобнее было ждать очереди вступления в бой, воздвигал себе палатку, под которую и помещал свое оружие. Оттого мантия и изображается в виде палатки, из под короны спускающейся[35]. Гербовые мантии с наружной стороны обыкновенно изображаются пурпуровыми /красный+синий/, червлеными /красными/ или синими, подбивку же имеют из горностаевого меха[36]. Мантии употребляются, кроме государей и владетельных князей, и принцев крови, также княжескими фамилиями высшего дворянства, а у нас в России, также и некоторыми дворянскими фамилиями, происшедшими от удельных князей и сохранившими поэтому княжеские гербы с атрибутами таковых[37].

 

 

В русской геральдике мантия допускается в княжеских гербах, а также в гербах родов княжеского происхождения, но утративших титул. Мантия эта выпускается из-под княжеской короны и изображается темно-малинового бархата, подложенного горностаевым мехом[38].

 

Сень. Гербовые мантии и шатры появились в геральдике в XVII веке, изобретатель их был француз Филипп Моро. Французские короли начали применять их лишь с 1680 года. Прототипом гербового шатра, или сени, могли послужить средневековые троны французких королей, помещавшиеся под особыми балдахинами, … в виде шатра с круглой вершиной. Вообще сень служила всегда отличительным признаком верховной власти и применялась в государственных гербах, хотя и не повсеместно[39]. Наружная сторона их нередко бывает усеяна гербовыми эмблемами, например, двуглавыми орлами (Российской империи) или одноглавыми (королевство Пруссии), лилиями (королевство Франции), пчелами (Французская империя) и т.д.[40]

 

 

 
 

 

 


 


 

В русской геральдике императорская сень впервые изображена в полном (Большом) гербе Российской Империи, в Манифесте Императора Павла I от 16 декабря 1800 года – округлая глава золотая, наружная сторона завесы золотая, усеянная маленькими черными двуглавыми Российскими орлами, подложена горностаевым мехом. С 1856 г. черные российские орлики впервые изображены и на округлой главе императорской сени, а с 1882 г. на ней же, червленая (красная) надпись: «С нами Бог!».

 

 

Шлем. Хотя в древнейшее время, уже с XII-го века, носителем герба являлся один лишь щит, тем не менее, рыцарский шлем с его геральдическим украшением в последующие времена, а также в эпоху процветания геральдики, получил почти такое же значение в гербе, как и щит. Не все шлемы, которые действительно употреблялись в старину, применяются для их геральдического изображения. Таковыми служат преимущественно турнирные, отличающиеся своеобразными украшениями[41]. Т.е. это решетчатый шлем с расширенным обзором (зрительным прорезом), которые начинают встречаться на гербах лишь около 1420 года и с тех пор становятся наиболее употребительными в геральдике[42]. На древних гербах, точных снимках рыцарского вооружения, шлемы всегда изображались в профиль, но с XVв. их стали представлять впрям[43]. А так как шлем носился самим рыцарем в виде боевой защиты головы, то он, строго говоря, уместен только в гербах дворянских фамилий в мужском поколении, различным же корпорациям и городам, а равно лицам духовного звания (на Западе) и женщинам шлем на гербе не приличествует, почему, по геральдическому правилу, таковые его и не имеют[44]. За некоторым, немногочисленным исключением (на Западе же). Обычное положение шлема – над гербовым щитом, и притом на середине верхнего его края, когда щит изображен в прямом положении. Когда же наклонен в сторону, то шлем помещается на верхнем его углу[45], в профиль, и притом обращенным в ту сторону, в которую щит имеет наклон[46].

 

Шлемы. По общему правилу на щите должен помещаться лишь один шлем, так как рыцарь применял в бою лишь один щит и шлем. Но ввиду того, что в одном щите могут быть соединяемы несколько гербов, для каждого из таковых допускается помещение на соединенном гербовом щите соответствующего ему особого шлема. В этом случае шлемы изображаются в уменьшенном размере, чтобы они все могли уместиться на верхнем краю щита. При двух шлемах более почетный (принадлежащий главному гербу в щите) должен стоять на щите справа (геральдически)[47], и их обращают в профиль один к другому[48]. При трех – главный шлем посередине; соответствующий достоинству второго герба – направо от него; а третий налево. При большем количестве шлемов последовательность та же, так что крайний правый и крайний левый суть последние[49]. При четном числе шлемов половина их (все или частью) обращена вправо, другая половина влево; при нечетном числе – средний шлем прямо, остальные обращены к нему[50]. Относительно права пользования тем или другим видом шлемов в различных странах Западной Европы существуют своеобразные правила, которые к тому же изменялись в различные эпохи[51].

В русской геральдике употребляются лишь два рода шлемов: западноевропейский (с пятью решетинами[52], турнирный) и древнеславянский (древнерусский)[53]. На последний имеют право только фамилии, принадлежащие к древнему русскому дворянству. В гербах фамилий восточного происхождения помещается иногда восточный шишак. В нашей геральдике была сделана попытка лицам, получившим дворянство по чину или ордену, давать в гербе шлем, обращенный вправо, а решетины шлемов титулованных лиц украшать узором[54].

Шейный клейнод (Halskleinod), (от нем. Kleinode и польск. klejnot– драгоценность)[55], есть привесок, в виде монеты или цветка (розетки), надетый на цепочке или ленте на шейную часть решетчатого шлема[56]. Их предшественниками являются княжеские знаки германских племен. Эти знаки в середине креста имели византийскую золотую монету. Она обозначала высокое покровительство – византийского императора. В начале VII века 

 

правители земель в северной Италии имели такие кресты из золотой фольги, их прикрепляли к одежде, на знамена и щиты, и подтверждали тем самым свое княжеское звание. В начале VIII века подобные кресты служат шейными амулетами князьям саксов в Англии[57]. С учреждением рыцарских орденов увеличивается и разнообразие форм шейных драгоценностей (клейнодов): кресты - тевтонского и иоаннитского орденов, звезды - ордена звезды, косица - ордена косы и т.д. В геральдике шейный клейнод появляется лишь с XV века[58] и принимает общепонятную округлую форму – т.е. видимый знак принадлежности к определенному «кругу» лиц.

 

ЩитодержателиЭто фигуры людей, зверей или даже существ вымышленных, которые с одной, а чаще с двух сторон поддерживают щит[59]. Подобный обычай в геральдике, вероятно, произошел от действительных щитодержателей /оруженосцев/, которые при турнирах обязаны были носить за рыцарем его шлем и щит. Начало его восходит к XIV-му веку, и с этого времени щитодержатели довольно часто встречаются на печатях и гербовых изображениях. Во французской геральдике существует два различных определения подобных фигур, т.е. щитодержатели (tenants) и щитоносцы (supports)[60], разница между которыми пока еще точно не определена. Тем более, что «относительно выбора щитодержателей в гербах никогда не существовало в геральдике определенных правил»[61]. В английской геральдике «поддерживателей» присваивали только гербу главы фамилии самого высшего ранга – королю, пэрам, высшему дворянству[62].

 

При щитодержателях всегда изображается почва (Boden), на которой они стоят, этой последней нередко даются щитовые цвета в 

виде паркета, карниза или панели (Tafelwerk), или же она изображается с растительностью. Исключение составляют лишь летящие фигуры, изображаемые парящими в воздухе, без почв[63]. В английской геральдике это основание называлось компартмент (от французского comporter– «нести») и представляло собой полянку с зеленой травой[64].

В русской геральдике, имеют право помещать в гербах своих щитодержателей только лица, принадлежащие к дворянским фамилиям, внесенным в IV(иностранные роды, служившие в России), V(титулованное дворянство) и VI(древнее дворянство, доказавшее дворянство до 1685 г.) части родословной книги[65].

Герб Демидовых, князей Сан-Донато, утвержден в России в 1877 г.

Девиз. Нам остается сказать еше несколько слов об особом роде придаточных знаков роскоши в гербах, а именно о девизах (Wahlsprüche, devises). Девизы в геральдике бывают двух родов. Это суть или фигуры, имеющие особое значение как отличительные знаки и помещаемые возле герба на второстепенном месте (в Англии они называются badges), или же это суть словесные девизы (Wortdevisen), заключающиеся в изречениях или отдельных словах[66].

Девизная лента.Девизы обыкновенно помещаются на узких ярлыках (нем. Zettel– полоска, ярлык[67]) или лентах, ниже щита, обвивающих его нижний край, иногда же на особом цоколе под щитом, или, наконец, на ленте, которая обвита вокруг нашлемника или же держится фигурой нашлемника[68]. Девиз означается под щитом и служит или воспоминанием о славных деяниях лица или побуждением к ним[69]. Представители благородного семейства, всегда старшие в своем роде, носили /нарисованную девизную ленту/ над гербом т.н. cri d’armes/крик оружный, боевой клич/, т.е. выражение, которое на войне рыцарь употреблял для возбуждения воинов к бою и победе и для отличия себя от других витязей[70]. Когда девизы в самом гербовом щите, на поясе, перевязи, кайме или оконечности, то причисляются к гербовым фигурам[71].

В западноевропейской геральдике каждый владелец герба имеет право добавить к таковому девиз по своему желанию и вкусу, помещая его выше или ниже щита. Всякая же регламентация девизов, когда они жалуются по особым дипломам и блазонируется даже цвет ленты, на которой их помещают, и самих букв, есть новейшее измышление так называемой канцелярской /=официальной/ геральдики[72]. Во французской геральдике, когда словесный девиз сопровождается в гербе фигурой, которую он поясняет или просто называет, то слова его получают наименование души девиза (l’âme de la devise), а фигура – телом его (corps)[73].

В русской геральдике девиз, как изречение, принятое дворянским родом в свой герб, помещается на ленте, расцветка 

которой и букв девиза должна соответствовать гербовому полю и главнейшей его фигуре. В XVIII веке девизы обычно 

составлялись на латинском языке, ныне же допускаются исключительно на русском языке. Располагается девиз внизу под гербовым щитом: при щитодержателях лента с девизом может служить постаментом[74].

 

 

 

Девизный знак.Эти badges(англ. - значки, знаки, признаки[75]) или cognizances(англ. - узнаваемые, отличительные знаки[76]), в английской геральдике, состоят из фигур, которые могут и не входить в состав самого герба. Бэджи изображаются над гербовым щитом и даже отдельно от него и представляют более удобства для различных геральдических украшений, чем сложные гербовые фигуры. В старину их носили оруженосцы на рукавах, груди или спине своих одежд, они изображались также на знаменах и банниерах. С начала XVIIIстолетия, при королеве Анне, бэджи английского королевского дома стали постоянными, а именно: двуцветная роза Тюдоров – это «Англия», репейник – Шотландия, лук-порей - Уэльс и трилистник – Ирландия[77]. В недавнее время прибавился еще для Индии цветок лотоса[78].

 

 

Но признать «бэджи» можно только как «условный знак» (символ), который, в отличие от девизной ленты, не имеет постоянной прямой связи с основными и распространенными геральдическими составляющими, т.е. со щитом, шлемом, нашлемником, и может применяться без них, т.е. – самостоятельно, как и всякий обычный, т.е. не геральдический, знак или символ. Наиболее наглядный пример таких же видимых знаков представляют японские «мон». 

 

 

 

 

 

 

 

Они появились в Японии, в 12 веке и поначалу использовались, чтобы отличать членов самых знатных и благородных семейств. На одежде слуг самураев тоже были элементы эмблем их господина[79]. Самая ранняя запись об использовании «мон» относится к 1156 году, когда два борющихся клана начертали их на своих знаменах[80]. К концу следующего столетия их расположение было строго определено – «мон» изображался на рукавах, спине и дважды – на груди. Позднее их расположение было изменено – один раз он изображался на спине под воротником и по разу на рукавах. В 1642 году военный диктатор, или сегун, Иемитсу распорядился, чтобы все аристократические семейства зарегистрировали по крайней мере два мон: один главный – йомон, для важных церемоний, а для менее значительных дел – кайемон. Эти знаки были приняты также торговцами, учеными людьми, священниками и даже актерами. В 1868 году всех японцев обязали взять отчества (до этого, отчества были только у высших слоев). Кроме отчеств, многие взяли и «мон», который переходил к старшему сыну по наследству; другие сыновья выбирали символы по своему желанию. «Мон» можно увидеть на любой вещи, которая принадлежит семье. Но «мон» никогда не надевался на свадьбу, на похороны и при харакири (самоубийстве)[81]. Очевидно, что «мон», это «унаследованный знак», т.е. «герб», но собственного, - негеральдического вида. Понятно что и бэджи «сами по себе» не являются девизами, т.к. в общей геральдической традиции (терминологии) «девизами» являются изображенные «слова», а не«фигуры».

 

Девизы и эмблемы. Для того, чтобы ясней представлять себе что такое «девиз» вообще и в чем он сходен или отличается от «геральдического девиза», следует вернуться к известным определениям, часть из которых нам уже знакома.

Эмблема(гр. emblema рельефное украшение; инкрустация)[82]; (гр. Ĕμβλημα выпуклое украшение, инкрустация)[83]; (лат. emblema- «мозаичная работа», от греч. эмбаллейн - «бросать внутрь»)[84]; т.е. сложение – разных по виду знаков.

Надписи(=девизы) можно обнаружить где угодно: на оружии (традиция «говорящего оружия» - «les armes parlants») и даже на кроватях: так Мария Стюарт выткала серию девизов на портьерах парадного ложа в королевской опочивальне[85]. А когда войска Людовика XIIв 1499 г. вошли в Италию, бесчисленные девизы, обильно украшали шляпы, камзолы, мечи, конскую упряжь, латы и прочие предметы[86].

Эмблемы, начиная с XV-XVI веков, начинают соединять в себе три части:

1.      Надпись (т.е. «слова» над рисунком);

2.      Рисунок (обязательно «живописный», выпуклый, с тенями), называемый «телом» эмблемы;

3.      Подпись (т.е. «слова» под рисунком), называемая «душой» эмблемы.

Гербы, могут состоять из стольких же частей:

1.      Боевой клич/крик (т.е. «слова на ленте» над щитом, как бы «надпись»);

2.      Щит с рисунком (обязательно «плоским», условным, без теней);

3.      Девиз (т.е. «слова на ленте» под щитом, как бы «подпись»).


При подобном сопоставлении следует все-таки отметить: в обоих случаях «трехчастность» скорее желательна, чем обязательна.

В «эмблеме» (трехчастного состава), «надпись» является необходимым пояснением «рисунка», т.е. по существу является его описанием (которое ранее, но как самостоятельное, известно в геральдике) и не без основания. Отличить рисунок вообще «дерева», от «клена», «дуба» или «тополя», которые имеют собственные и разные качества (т.е. условные и безусловные свойства), без подобного описания – практически невозможно. Это относится и к изображениям животных, и к изображениям человеческих фигур, так, например, отличить «воина» от «Марса» или «белку» от «собаки», только по «рисунку» и «подписи», маловероятно.

 

 


[1] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 205.

[2] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 49.

[3] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 239.

[4] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 246.

[5] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 238.

[6] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 238.

[7] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 246.

[8] В.К. Лукомский и барон Н.А. Типольт «Русская геральдика», репринт ГПИБР, М., 1996, С. 44.

[9] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 246.

[10] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 247.

[11] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 252.

[12] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 47.

[13] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 252.

[14] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 252.

[15] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 253.

[16] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 259.

[17] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 262.

[18] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 260.

[19] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 48.

[20] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 247.

[21] В.В.Похлебкин «Словарь международной символики и эмблематики», М., Междунар. отношения, 1995, С.65.

[22] В.К. Лукомский и барон Н.А. Типольт «Русская геральдика», репринт ГПИБР, М., 1996, С. 44.

[23] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 48.

[24] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 248.

[25] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 48.

[26] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 206.

[27] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 249.

[28] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 250.

[29] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 49.

[30] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 264.

[31] В.К. Лукомский и барон Н.А. Типольт «Русская геральдика», репринт ГПИБР, М., 1996, С. 45.

[32] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 269.

[33] Е.Я. Шейнина «Энциклопедия символов», М., «Изд. АСТ»; Харьков «Торсинг», 2001, С. 268.

[34] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 208.

[35] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 49.

[36] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 269.

[37] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 270.

[38] В.К. Лукомский и барон Н.А. Типольт «Русская геральдика», репринт ГПИБР, М., 1996, С. 44.

[39] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 269.

[40] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 269.

[41] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 230.

[42] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 233.

[43] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 48.

[44] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 230.

[45] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 234.

[46] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 235.

[47] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 234.

[48] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 235.

[49] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 234.

[50] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 235.

[51] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 235.

[52] В.К. Лукомский и барон Н.А. Типольт «Русская геральдика», репринт ГПИБР, М., 1996, С. 43.

[53] В.К. Лукомский и барон Н.А. Типольт «Русская геральдика», репринт ГПИБР, М., 1996, С. 44.

[54] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 236.

[55] В.В.Похлебкин «Словарь международной символики и эмблематики», М., Меж.нар. отношения, 1995, С. 545.

[56] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 234.

[57] «Гербоведъ»№14, М. ’97, В.И.Кулаков, стр.123

[58] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 234.

[59] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 49.

[60] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 265.

[61] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 266.

[62] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 207.

[63] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 268.

[64] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 207.

[65] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 268.

[66] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 270.

[67] В.В.Похлебкин «Словарь международной символики и эмблематики», М., Меж.нар. отношения, 1995, С.138.

[68] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 273.

[69] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 49.

[70] А.Б. Лакиер "Русская геральдика", репринт, М., «Книга»,1990, С. 50.

[71] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 273.

[72] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 273.

[73] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 273/

[74] В.К. Лукомский и барон Н.А. Типольт «Русская геральдика», репринт ГПИБР, М., 1996, С. 45.

[75] «Англо-русский словарь» В.К. Мюллер, М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 77.

[76] «Англо-русский словарь» В.К. Мюллер, М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 194.

[77] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 207.

[78] Ю.В. Арсеньев «Геральдика», Ковров, «БЭСТ-В», 1997, С. 270.

[79] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 213.

[80] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 215.

[81] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 216, 217.

[82] «Словарь иностранных слов», М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 755.

[83] «Эмблемы и символы», М., «Интрада», 2000, С. 8.

[84] Д. Фоли "Энциклопедия знаков и символов", М., ВЕЧЕ.АСТ, 1996, С. 417.

[85] «Эмблемы и символы», М., «Интрада», 2000, С. 6.

[86] «Эмблемы и символы», М., «Интрада», 2000, С. 7.

 
 
 
 
Back to top