как отправить заявку на кредит во все банки
онлайн заявка на кредит наличными.

Правильное применение названий вещей заключается в правильном понимании их строения и сопровождающих признаков. Слово «корона» является, в русском языке, одним из нескольких имен – венка. Венок, сплетенный из цветов, цветов и трав или веточек деревьев, в разных сторонах Земли имеет местное звучание. В старой Руси его называли – венец, в современном языке - венок. В Греции – диадема. В Европе – корона. В Иудее – кетер и т.д.

Со временем, некоторые из этих слов приобрели в русском языке собственные признаки:

·         Венок – природный, сплетен из растений.

·         Венец – связан с церковью.

·         Диадема – женское украшение.

·         Корона – обязательно искусственная (из металла, стекла, бумаги и т.д.).

Но набор этих признаков относится к венкам – для головы (головным уборам).

 

Чаще всего по этому единственному признаку и применяется одно или другое название венка – произвольно, без учета признаков, литературно (т.е. без различия). Самым известным примером такого применения названия, является «венценосный журавль», потому что его голову «увенчивает» нечто, напоминающее корону.

 

 

А понимание того, что в основе своего строения всякий венок имеет форму «круга», позволило находить «круг» там, где в действительности его нет, но есть нечто, напоминающее круг. Круг, сплетенный светом. Слабым звездным светом. Звездный круг. Или – звездная «корона», как название небесного созвездия.

Чаще встречается правильное, то есть с соответствующими признаками, применение слова «корона» и его же изображения. Так, например, выражение «благородный слуга короны», может быть выражен рисунком, в котором присутствуют все три слова-признака.

1. Благородный.

2. Слуга.

3. Корона.

Первое слово присутствует в имени животного – благородный олень. Третье слово объяснения не требует. А второе слово может быть выражено только – местом. Ошейник может одеть только хозяин и только своему слуге (рабу). Он может и привязать, и приковать слугу. А когда служат не хозяину и не привязанными – служат «Короне» или точнее «служат в Короне», что и так заметно.

 

 

 

Найденное выражение «службы» оказалось весьма удачным, и было повторено в других фигурах. При желании можно увидеть (или посчитать) чья служба была длинней.

А в границах какой Короны проходила эта служба, станет понятно по названию буклета, из которого приведены эти изображения: «Medievalheraldry», Great Britain, 1996.

 

Само собой разумеется, что изображение короны применяется и в других местах. Христианская церковь и околохристианские учения не составляют исключения. Признак «коронованной головы», т.е. «коронованного главы» чаще всего связывается с именем Христа – как с Сыном Небесного Царя. В этом случае вполне достаточно чтобы «корона» имела самую простую и знакомую – остроконечную форму.

Совпадения в других качествах, требуют других форм. Например, «городская корона», которая в настоящее время считается исключительно принадлежащей «геральдике», была известна в Европе за много столетий до установления каких-либо «геральдических правил». И применялась вполне уместно. Так местности, носящие женские названия (Европа, Азия, Британия, Россия и т.д.), обычно изображались женскими же фигурами. Так же мог быть изображен и город с женским именем, например, Александрия. То, что Александрия не поле, а город, главный город (чего-либо), на голове женской фигуры устанавливался видимый признак – ограждающие его стены.

 

В русском языке слово «город» происходит от слова «огород» (ограда, ограждение и окружение оградой). Знак римского легиона лучше всего передаёт слово «соединение» (= легион). Т.е. сложенные вместе слова-признаки могли дать фразу: «Александрия, главный город … провинции, соединен с Римской Империей».

Не удивительно, что на западноевропейском тельном кресте двенадцатого века,  «городская» корона оказалась на голове Христа.

Выразить короче фразу «Царь города (Иерусалима)» - вряд ли возможно.

Разумеется, что формы «городских корон» не приняли какую-то единую форму, так как в разных местах городские стены имели собственные характерные, древние, а значит и узнаваемые, отличия. Изобретателями же «новых» видов «городских корон», обычно бывают люди, не знающие местной истории или из места, никогда не имевшего собственной ограды.

Церковные кресты, разного предназначения, также бывают украшены коронами.

Древний нагрудный (= наперсный) крест эфиопских коптов показывает и другую возможность короны, достаточно говорящую и русскому глазу. Сам крест сложен из треугольников (направлений с четырех сторон), соединенных в одном месте – под венцом (церковное название короны) содержащем внутри имя «Христос» (буква «Х») под собственной короной. При столь ясных (простых, однозначных) знаках, прочитать всю композицию (символику, сложение), не представляет особых трудностей:

«Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18. 20).

 Разумеется что выражение «Христос – первосвященник церкви» должно было найти свое изобразительное выражение. Самым простым решением было – украшение креста Христова – головным убором священника (митрой или клобуком). В средние века головные уборы западных и восточных священников мало отличались друг от друга своей формой, как это заметно по украшению на греческом кресте и по митрам английского (XIIв.) и немецкого (XIIIв.) архиепископов.

 

На русской земле изображение корон или священнических шапок на личных (шейных) крестах встречается крайне редко. Другое дело – кресты на храмах. Разнообразие корон столь велико, что пытаться как-то систематизировать их – затея долговременная и мало возможная. Но узнать среди них священнический клобук (шапку), какой носили новгородские архиепископы в XVв., можно вполне. Как и прочитать, что венец принадлежит Иисусу Назорею Царю Иудейскому.

 

 

 

 

А при добавлении «короны» - ангелу, можно выразить слово «архангел», т.е. «старший ангел».

 

Такое же простое применение слова «корона», можно увидеть и в области «туманных» (= мистических) учений. Даже не зная, о чем именно идет речь, основное изображение все-таки прочитать можно:

«На сфере окрыленного земного взгляда (на одной точке зрения) стоит мужчина-воин. Его голова состоит из соединенного принимаемого (солнечного) и отражаемого (лунного) светов. Мужчина обладает одной, самой высокой, но и самой малой, из пяти возвышающих корон (одним из 5 человеческих чувств). Даже дракон, расположившись на этой же сфере, хорошо служит ему». Принадлежность верхней короны очевидна – она принадлежит «Зрению», одному из пяти человеческих чувств и «сфере зрения» (глазному яблоку), на которой вся постройка и возведена.

Имя такого человека, в одном месте, - Ребис (лат. ReBis), «От двух», «Двойной» или «Двумя». В другом месте – Меркурий (лат. = Ртуть).

 

 

Корнами можно обозначить высшие достижения в совершенно любом слое общества. А «высокие» достижения бывают и за пределами нормального человеческого общества. В российских тюрьмах, татуированными на теле знаками «короны», отмечаются и «противоположные» уровни. Высокий тюремный уровень – коронованного вора (авторитета), обозначается карточной мастью «пики». Низший тюремный уровень – пассивного гомосексуалиста, обозначается красными карточными мастями (король всех мастей, т.е. всех видов разврата)[1].

 

 

Словарь к статье:

Венец= венок = диадема = корона. (греч. δια и δειν, значит «соединять»)[2];

(греч. stephanoe, лат. corona, англ. crown)[3]; (еврейск. – кетер)[4].

Диадема. Уже в старину применяется преимущественно для обозначения драгоценных женских[5] головных украшений.

Митра. (авест. Мифра - букв. «согласие», «договор»)[6];

(греч.  mitra[7]– повязка, тюрбан)[8]; (греч. – головная повязка)[9].

 


[1] Е.Я. Шейнина «Энциклопедия символов», М., «Изд. АСТ»; Харьков «Торсинг», 2001, С. 282, 283

[2] Протоиерей Г.С.Дебольский, «Православная церковь в ее таинствах, богослужении, обрядах и требах», репринт, М., «Отчий дом», 1994, С. 316.

[3] Г.Бидерман «Энциклопедия символов», М., «Республика», 1996, С. 37.

[4] «Энциклопедия мистических терминов», М., «Локид»; «Миф», 1998, С. 259.

[5] «Словарь иностранных слов», М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 209.

[6] Энциклопедия “Мифы народов мира”, т.2, М., «Российская энциклопедия», 1994, С. 154.

[7] «Словарь иностранных слов», М., «Советская Энциклопедия», 1964, С. 415.

[8] «Начала православия», сост. Марченков В.Г., М., «Панэкс», 1991, С. 204.

[9] «Энциклопедия мистических терминов», М., «Локид»; «Миф», 1998, С. 330.

Back to top